Походный туризм
Методика знакомства с обитателями тропы Большая Шаманская

Методика «знакомства» с обитателями тропы «Большая Шаманская»

Н.Ф. Штильмарк

В данном разделе рассказывается о работе, в результате которой по явилась на свет экологическая тропа «Большая Шаманская» и методические пособия по ней (тетрадка для школьника, методичка для учителя и книга «Тайга глазами зверей и детей». – М.: Р.Валент, 2005.). Эта работа – опыт сотрудничества московской Пятьдесят седьмой школы и государственного заповедника «Хакасский». Под словом «заповедник» понимается здесь не территория, а учреждение, его сотрудники – ученые, инспекторы, водители.

Нашей целью было не только проложить конкретную тропу, но и разработать методику, которая теперь предлагается адресатам – национальным и природным паркам, экологическим образовательным центрам и школам.

Как это было

Я работала учителем биологии в Пятьдесят седьмой школе Москвы и, как все учителя этой замечательной школы, много времени уделяла полевым практикам. За пять лет «совместной жизни» с ребятами мы где только ни побывали – от подмосковной Звенигородской биостанции МГУ до природного парка «Кондинские озера» в Ханты-Мансийском округе. Поездка в Южную Сибирь, в Хакасию, была последней, самой дальней. Хотелось провести ребят по цветущей кедровой тайге, показать им радугу в горах, разноцветные хакасские степи и познакомить с сибирским народом – охотниками, егерями и учеными. Будущих биологов среди ребят не было, и я задумалась, чем и как их занять. Организовать полноценную самостоятельную работу явно не хватало сил и знаний, а ребята наши серьезные, сидеть сложа руки не привыкли и были бы рады помочь заповеднику. Выяснилось, что у сотрудников была идея организации экологической тропы в окрестностях кордона Тарташ, как раз в том месте, куда мы собирались. И мы решили попробовать сделать тропу. Маршрут должен был пройти через участок кедровой тайги и выйти в подгольцовье и гольцы. В дальнейшем мы хотели предложить нашу работу местным школам – как основу для проведения полевых практик.

Словосочетание «экологическая тропа» всегда вызывало у меня некоторое недоумение. Бедный русский язык! Экология – слово-обманка, слово с несчастной судьбой. По какому виртуальному пространству, по лесу каких абстрактных понятий должна вести «экологическая тропа»? Я задумалась – как вернуть слову его родное, исконное значение? То значение, которое существует по сей день в школьных учебниках биологии, но остается для большинства детей непонятным. Городские ребята часто, увы, сосну от ели не отличают, они не в силах понять взаимосвязи между живыми объектами и явлениями природы. Комплексный взгляд, поиск взаимозависимостей, понимание леса, луга, степи, всей природы как сложных, хрупких и таинственных систем – можно ли передать это человеку в коротком путешествии по тропе? Не отпугнуть, не утомить, но научить видеть в живой природе нечто, где можно учиться, – музей, может быть. Или, может быть, театр, чтобы человек хоть на пару часов забывал о самом себе, наблюдая другую жизнь, становясь частью сообщества.

В мае я поехала в деревню. Лес только-только распускался, цвели волчье лыко, медуница и хохлатка, и из-под прошлогодних листьев выглядывали огромные строчки. Мне показалось, что именно эти строчки подсказали простую идею – надо дать слово самому лесу, пусть на тропе говорят его обитатели. Они сами свяжут «всё со всем», найдут точки пересечения и понятными словами, без всяких терминов, объяснят нам, как они нуждаются друг в друге.

Но как заставить заговорить живые организмы? Я стала придумывать лесную газету — ее рубрики, объявления, статьи. И вскоре в голове сложился первый сценарий: для таежной части тропы. Он вырос из газетной рубрики «Из зала суда». Некое травянистое растение недовольно нехваткой света и подает в суд на основных затенителей. Появляются адвокат, прокурор, и в суд в качестве свидетелей вызываются лесные жители – все-все, от грибов и лишайников до копытных зверей и паразитов.

В центр нужно было поставить патриарха — символ Сибири, символ тайги. Кедровые леса Южной Сибири. Судить будем кедр. Пусть попробует найтись тот, кто не имеет к нему отношения – он будет независимым судьей.

Но вернемся к ребятам. Не вполне понятно, как это все использовать на тропе, но зато если мои школьники напишут тексты каждый для своего живого организма… Что это будет для них означать? Надо прочитать значительное количество зоологической и ботанической литературы. Они не биологи, да и времени мало – но мы трое суток едем в поезде, да и в тайге будем 10 дней, успеем. Второе – чтобы написать текст от имени животного или растения, нужно войти в образ, превратиться в другое существо, нужно пройти по тайге его ногами (лапами), внюхаться, всмотреться, «врасти». Прекрасно! Третье – нужно найти для каждого организма свой стиль изложения, придумать образ, подобрать одно к другому и в итоге написать «свидетельские показания». Наши ребята в большинстве своем гуманитарии, некоторые из них – поэты. Вот и попробуем совместить биологию и литературу, да так, чтобы подарить тайге тропу и пьесу про тропу.

Оставалось придумать вторую пьесу – для горной части тропы.

Посетителям бросятся в глаза прежде всего цветущие растения. Вот их и пригласим в герои – рассказывать, как они выживают в таком холоде и ветре (в учебнике это называлось бы «Растение и среда»). Пусть вторым сюжетом станет научное совещание — Круглый стол.

Когда вся затея уложилась в голове, я рискнула рассказать ее ребятам. Было страшновато. Добросовестный школьник сразу поймет, что нужно прочесть массу книг, нужно найти стиль, нужно думать и сочинять. Все это отнимет много сил, а в поездке хочется отдохнуть хотя бы от писания сочинений. Но когда, запинаясь и краснея, я объяснила ребятам идею, они наперебой закричали: как интересно, просто замечательно, давайте писать!

Не могу не сказать о поиске и подборе литературы. Пока собираешься в дальний путь, не перестаешь думать о том, как мало изучена наша страна. Порой отчаяние берет не только потому, что сама ничего не знаешь, но и потому, что и узнать-то не у кого. Времени нет, знаний не хватает, память подводит. А тут берешь с полки книгу «Из Сибири» этнографа XIX века В. В. Радлова, мимоходом открываешь послесловие. И вдруг узнаешь, что Василий Васильевич Радлов никакой не Василий, а вовсе Фридрих-Вильгельм, что двадцатидвухлетним доктором философии он приехал из Йены на Алтай, где «…ему предоставили возможность занять должность учителя немецкого и латинского языков в Барнаульском горном училище», что в его ежегодных странствиях по Центральной и Южной Сибири сопровождала его юная жена («…переход с волокушей моей жены оказался крайне опасным, пять раз повозка переворачивалась…»).

И бежит время, а ты, вместо того чтобы читать экологию растений, сидишь над этим послесловием, обо всем забыв. И как не рассказать детям! А потом открываешь дневники Н.Ф. Реймерса, «Живописную Россию», прекрасную монографию Тимофеева и Надеева о соболе, и где уж тут успеть охватить современную литературу, которая, вдобавок, о нашей Хакасии ничего и не говорит.

Книги о тайге мы читали в поезде. Там же ребята впервые разделили всю работу, сами подбирали себе объекты – кто-то по интересам, а кто-то по особенностям характера.

В Абакане нас встречали хакасские коллеги: взрослые и дети. Всей большой компанией, через степи и леса, мы добрались до кордона Тарташ и, оказавшись в тайге, о которой так много прочитали, растерялись. Все не так. Где птицы, где звери, которые должны нам все о себе рассказать? Мы ходили, ходили, насобирали массу клещей, и первый объект начал работу. Ребята оживились, стали задавать вопросы, исходили весь будущий маршрут вверх и вниз, зачитали до дыр взятые с собой книги.

Постепенно перед нами действительно начался суд. Тайга заговорила детскими голосами. При этом московские и хакасские ребята так подружились, что поиски взаимосвязей были совсем не сложны. С нами на кордоне находились инспекторы заповедника, которые очень заинтересовались нашей деятельностью и всячески нам помогали, в основном консультируя тех ребят, кто писал о зверях. К концу нашего пребывания основные тексты были написаны. Работа на кордоне была нелегкой, и, надо признаться, что такой коллективный литературно-изыскательский труд возможен только в хорошей команде.

В Москву мы вернулись воодушевленные. Однако тропа осталась недоделанной, не хватило времени: тексты написаны, но нет методических материалов, да и сам маршрут не оформлен. Осенью мы стали перечитывать детские тексты, и нам стало жаль бросать начатую работу. Идея, которая вначале была чисто методической, принесла иные плоды. В текстах было то, что всегда привлекает в любом творении – любовь, с которой это творение сделано.

Через год перед нами забрезжила надежда издать наши странные труды. Большинство ребят к тому времени учились в 11 классе и проходили экологию. Мы подумали — не попробовать ли дополнить детские пьесы серьезным комментарием учителя экологии?

Еще работая в другой школе, я пыталась вести отдельный курс экологии (по учебнику Н.Черновой). Учебник был хороший, ребята – умницы, но вот беда – ничего не получалось, все кивают, а в глазах – непонимание.

Загадку объяснила отличница Света: «Вот вопрос, – сказала она, – сравните видовой состав птиц в хвойном лесу и в дубраве. Я не глупая, я понимаю смысл вопроса, но я не знаю, что такое дубрава, – я никогда ее не видела, я не могу об этом думать. Давайте поедем в дубраву, там и рассказывайте!».

В 1995–1998 годах в Германии проводилось исследование, целью которого было выяснить, что такое «лес» в сознании современного немца.

Одним из основных результатов стало подтверждение факта, известно го любому учителю биологии, – только «прожитый» (виденный, пережитый) образ леса сохраняется в человеческой памяти и душе. Городской человек, не видящий живого леса, никогда его ценность не поймет, и ни какая социальная реклама не заставит его любить живую природу.

Как может сибирский учитель объяснять ребятам законы экологии на примерах из учебника – тропический лес, океан, европейские смешанные леса, дубравы? Попробуем помочь ему, хоть мы и знаем о тайге куда меньше, чем он. В Москве проще найти литературу, проще найти деньги на издание – что уж греха таить…Попробуем использовать московские возможности на благо сибирскому учителю и сибирскому лесу.

В 2004 году мы оказались в Хакасии в августе, многие ребята уже сдали вступительные экзамены и стали студентами. С нами был Андрей Андреевич Прокудин – замечательный учитель и автор нескольких книг, захваченный нашим водоворотом несколько врасплох, но довольный и заинтересованный. Любой его урок всегда «пропитан» экологией, системным подходом, и недаром он проводит с ребятами больше времени в живой природе, чем в школьном кабинете.

В тайге созрел орех. Бурундуки бегали под ногами, кедровки ругались, полевки сновали туда-сюда, и все уже знали, что будет книжка: мы были дома! Все хотели участвовать. Вся Тайга шумела и собирала материалы – на упавших стволах обнаружились тексты пищух, туда же положил свое «резюме» соболь, на вырубке мы нашли черновик «великой клятвы юных зайцев», а вредные советы и рекомендации клеща ждали нас на кордоне и успели немного запылиться — наверное, клещи ждали нас в июне, как в прошлом году. Андрей Андреевич читал лекции, а звериные, птичьи, грибные тексты прибывали и прибывали. Это «дети-звери», засыпая вопросами сотрудников заповедника, писали новые стихи, письма, гимны, жалобы, дневники – все, что потом вошло в книгу.

Мы делали одновременно три работы – прокладывали маршрут, писали тексты (основа для книги и учебной практики) и методички (описывали тропу). Времени на все было 10 дней. Нас было 20 человек. Я составляла расписание для каждого человека на каждый день. Основным жилищем был кордон заповедника. Наверху, чуть выше границы леса, мы поставили временный палаточный лагерь, там работали те, кто занимался описанием верхней части тропы. Расписание было составлено так, чтобы каждый школьник хотя бы в течение суток поработал наверху и переночевал в горах. Каждый день небольшие группы поднимались наверх или спускались вниз. Таким образом, мы пробили и оформили настоящую тропу (конечно, в первую очередь там прошли инспекторы заповедника с бензопилами). Мы измерили протяженность маршрута, описали его, снабдили указателями расстояния и объектов, измерили время прохождения и оборудовали стоянки. По нашему «полуготовому» описанию «прошлись» сотрудники отдела экопросвещения заповедника.

Постепенно появились черновики методических материалов – рабочей тетради для школьника и пособия для учителя/экскурсовода.

Впоследствии они были изданы, и именно в них описана наша методика работы со школьниками – будущими посетителями тропы. Здесь скажу об этом лишь вкратце.

По нашему замыслу, группа ребят с учителями приезжает на место проведения практики, где их ждут тексты, «написанные лесными обитателями». Эти тексты, набранные крупным шрифтом или написанные от руки и сопровожденные рисунками, развешиваются по стенам дома (или на столбах, или на стволах деревьев). Ребята попадают в царство, где живые организмы говорят человеческим языком, но рассказывают при этом о себе чистую правду (все тексты должны быть тщательно выверены биологами!!!). Посетителю дается не готовый буклет, а рабочая тетрадка, в которой он выполняет задания и в которую вносит свои наблюдения. Когда он днем позже идет по маршруту, вопросы в тетрадке снова обращают его внимание на то, кто, где и как живет в лесу, в горах, и прочитанные им тексты «оживают», он лично знакомится с теми, чьи письма он уже прочел. Проверок при этом учитель не проводит, но в последний день практики организуется конкурс, и именно конкурсные вопросы заставляют задуматься о взаимосвязях между обитателями тайги. Неважно, дают ли ребята правильные ответы, важно, чтобы вопросы вновь и вновь напоминали о том, что в лесу все и вся связано друг с другом. Перед отъездом посетители получают в подарок книги, в которых напечатаны тексты, прочитанные ими за время практики, и текст «таежного суда», объясняющий многие секреты взаимоотношений таежных жителей. Детские тексты прокомментированы учителем экологии.

Наша методика – учебная, что и неудивительно, ведь ее делали школьные учителя. Но элементы ее, я уверена, можно использовать на любой тропе – главное, чтобы посетителя встречали сами живые организмы и чтобы говорили они о своей настоящей жизни, но простыми, понятными словами. Не бойтесь антропоморфизма в языке, ведь наша цель не в том, чтобы научить кого-то биологической терминологии.

Простыми словами, хорошо подобранными образами можно рассказать о сложном.

Еще немного методики

Подсказанная весенними грибами идея оказалась хорошей. Основной метод – «вживание» в образ своего героя: «я смотрю его глазами, и мне понятнее сложности, с которыми оно сталкивается»; «мне страшно», или «мне холодно»… Ребята сами выбирают свои персонажи, но самостоятельная работа должна быть четко дозирована.

Нужно тщательно продумать и написать сценарий. Мы радовались, когда ребята что-то изобретали сами, но не требовали от них этого. Рамки задает учитель. Ребята и так делают очень сложное дело, совмещая два совсем разных подхода – биологический и литературный.

Получается строгая схема написания текста отдельного персонажа, включающая:

1. Подбор и изучение литературы по теме.

2. Отбор необходимых данных (какую информацию нужно разместить в предполагаемом тексте). Например, для животных это – внешний вид, местообитания, враги, особенности поведения и т.д.

3. Написание короткого биологического текста-реферата.

4. Выбор формы подачи материала – письмо, дневник, план работы, резюме и т.д.

5. Формирование образа персонажа, подбор для него языка и литературного стиля.

6. «Перевод» первоначального текста-реферата в окончательный, стилистически окрашенный текст.

При этом важно не забывать, что вы в лесу. Прочитал про биотоп – пройди (проползи, пробеги) по тропе, пощупай, понюхай.

На первый план выходят наиболее понятные персонажи – крупные животные, охотничьи виды. Однако за ними важно не потерять менее заметных участников экосистемы.

Возникает много практических сложностей.

Вся литература должна быть при себе, постоянно возникают неожиданные вопросы. Очень хороши контакты с местными специалистами, и даже не столько с биологами, сколько с инспекторами, постоянно живущими в этих местах. В нашем случае инспекторы были замечательные – наблюдательные, внимательные, терпеливые, прекрасно знающие животных (ведь в тех местах почти каждый человек – охотник). Они с удовольствием делились своим опытом с ребятами, тем более что им редко задают подобные вопросы.

Мы решили, что наиболее «литературная» часть должна принадлежать растениям – ведь ботаника для большинства будущих читателей непонятна и не очень интересна. Поэтому растения-персонажи должны бы ли особенно строго выдерживать заданный функциональный стиль.

Лучше всего было бы использовать учебник стилистики русского языка или иметь консультанта – преподавателя русского языка и литературы. Но у нас не оказалось ни того, ни другого. Зато у ребят с собой были Достоевский и Толстой, Карамзин. Они очень помогли девочкам-ботаникам в поиске характеров их растений-героев. «Народный» язык Черники подсказан Платоном Каратаевым, а странно перевернутые, длинные фразы Линнеи Северной – это Келлер, третьестепенный персонаж из «Идиота».

Важно следить за тем, чтоб язык соответствовал образу. Пусть марал говорит стихами – это так ему идет. А можно, наоборот, создать парадоксальный образ – и крохотный клещ заговорит высоким стилем.

Несколько слов о получившейся книге «Тайга глазами зверей и детей»

Вернувшись в Москву, мы сели писать книгу, и чувство успеха сразу прошло. Детские тексты ускользали от редактирования. Мы смогли только немного их сократить. Со взрослыми текстами было еще сложнее. Для системного изложения материала надо было менять темы, отходить от написанного детьми. А «звериные» тексты стояли на страже, организмы оставались живыми, сопротивлялись терминологии и научному стилю, заставляли бросать мысль на полдороге, делая взрослые тексты по-детски хаотичными.

Как найти тот уровень упрощения, который объединит доступность, «интересность» и научную корректность? Получилось что-то вроде урока в реальной природе, где на смену термину приходит образ, нарушая при этом осторожные научные фразы.

Читателю судить, насколько ясно подается в книге материал. Все тексты от имени живых организмов написаны школьниками, чьи портреты помещены в начале разделов. Под табличкой «Таежные ведомости» даются рассказы из жизни таежных животных и растений, а под табличкой «Тише! Идет судебное заседание!» – выдержки из протокола судебного заседания.


просмотров: 1447
Booking.com
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
Нажми на кнопку Пауза. Уникальная методика управления собственной жизнью, 978...

$5.04
End Date: Aug-30 04:14
Buy It Now for only: US $5.04
Buy it now |
Imperial RUSSIA МЕТОДИКА и ТЕОРИЯ ПЕНИЯ Н. Ерошенко METHODOLOGY & THEORY SINGING

$75.00
End Date: Sep-09 01:07
Buy It Now for only: US $75.00
Buy it now |
Методика формирования парка подвижного состава автобусного предприятия: Диссерта

$105.99
End Date: Aug-23 03:28
Buy It Now for only: US $105.99
Buy it now |
Методика воспитательной работы: Методика воспитательной работы (Russian Edition)

$87.79
End Date: Sep-14 01:33
Buy It Now for only: US $87.79
Buy it now |
Igor Kalinauskas Жизнь как пространство отношений Методика ДФС "Огненный цветок"

$4.75
End Date: Aug-21 14:31
Buy It Now for only: US $4.75
Buy it now |
УЧЕТ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ ПРИ РАЗМЕЩЕНИИ ПРЕДПРИЯТИЙ АВТОСЕРВИСА: МЕТОДИКА. ИМ

$104.41
End Date: Sep-12 10:15
Buy It Now for only: US $104.41
Buy it now |
Веды Олег Торсунов О мужчине и женщине, Методика построения правильных отношений

$13.99
End Date: Sep-16 09:33
Buy It Now for only: US $13.99
Buy it now |
USED (LN) Методика формирования парка подвижного состава автобусного предприятия

$133.68
End Date: Aug-29 10:57
Buy It Now for only: US $133.68
Buy it now |
Search Results from «Озон» Спорт и отдых
 
Рюкзак тактический Woodland "Armada - 3", цвет: камуфляж, 40 л
Рюкзак тактический Woodland "Armada - 3", цвет: камуфляж, 40 л
Тактический рюкзак Woodland "Armada - 3" идеально подойдет для охоты и рыбалки, туристических путешествий, походов.
Рюкзак изготовлен из высококачественной ткани Oxford 600 с пропиткой для защиты от проникновения влаги.
Вместительность модели...

Цена:
2209 руб

Фонарь кемпинговый Яркий Луч "Оптимус-pocket"
Фонарь кемпинговый Яркий Луч "Оптимус-pocket"
Кемпинговый фонарь Яркий Луч "Оптимус-pocket" имеет:
- мощный светодиод 0,5 Вт - для направленного света;
- 2 ярких Cob светодиода для местного освещения;
- 2 режима работы: "прожектр", "кемпинг".
"Прожектр": светодиод мощностью...

Цена:
290 руб

Гермомешок для водного туризма Silva "Carry Dry Bag 70D", цвет: синий, 36 л
Гермомешок для водного туризма Silva "Carry Dry Bag 70D", цвет: синий, 36 л
Гермомешок Silva "Carry Dry Bag 70D" предназначен для водного туризма.
Он выполнен из нейлона 70D. Мешок быстро сохнет и не пропускает воду внутрь.
Он очень компактно складывается.
Объем: 36 л....

Цена:
1890 руб

Стул складной Woodland "Tourist MINI", со спинкой, цвет: оливковый, черный, 33,5 х 29 х 39 (67,5) см
Стул складной Woodland "Tourist MINI", со спинкой, цвет: оливковый, черный, 33,5 х 29 х 39 (67,5) см
Стул Woodland "Tourist MINI" имеет усиленную складную конструкцию.
У него очень прочный стальной каркас с покрытием диаметром 22 мм.
Водоотталкивающее ПВХ-покрытие ткани Oxford 600D.
Стул "Woodland" пригодится в походе, на рыбалке и в...

Цена:
750 руб

Фонарь кемпинговый "Яркий Луч", аккумуляторный. CL-230A
Фонарь кемпинговый "Яркий Луч", аккумуляторный. CL-230A
Аккумуляторный кемпинговый светодиодный фонарь "Яркий Луч" имеет 15 белых и 6 красных SMD светодиодов, которые обеспечивают мягкий рассеянный свет для местного освещения.
Особенности:
- 4 режима работы: 100% и 50% белый свет, 100% красный...

Цена:
1690 руб

Кресло-лежак складное пляжное OLSA Лагуна с258а Оранжевый
Кресло-лежак складное пляжное OLSA Лагуна с258а Оранжевый
Габаритные размеры ВхШхГ 1050x650x1400 мм. Модное кресло-лежак Лагуна с258а сделает ваши драгоценные мгновения блаженной неги под солнцем еще удобнее и приятнее. В кресле предусмотрена регулировка наклона сиденья и спинки, а дерзкие подлокотники...

Цена:
2040 руб

Термос-кувшин "Арктика", цвет: стальной, 2 л
Термос-кувшин "Арктика", цвет: стальной, 2 л
Термос-кувшин "Арктика" представляет собой оригинальное сочетание преимуществ кувшина и термоса. Его вакуумная теплоизоляция способна сохранять температуру содержимого в горячем и холодном состоянии до 26 часов. Он отлично подойдет для горячих и холодных...

Цена:
2790 руб

Набор ножей для спортивного метания Ножемир "Стриж. Иглохвост. Острокрыл", нержавеющая сталь, с ножнами, общая длина 27,9 см, 3 шт. M-123
Набор ножей для спортивного метания Ножемир "Стриж. Иглохвост. Острокрыл", нержавеющая сталь, с ножнами, общая длина 27,9 см, 3 шт. M-123
Метательные ножи Ножемир "Стриж. Иглохвост. Острокрыл" обладает высокими баллистическими характеристиками. Лезвие - клинообразное, рукоять не имеет обмотки и накладок. Нож изготовлен из цельнолитой пластины, материал - нержавеющая сталь 40х13. На ножи...

Цена:
3100 руб

Точилка универсальная Ножемир "Taidea". T0991TC
Точилка универсальная Ножемир "Taidea". T0991TC
Материал: металл, пластик
Размер, см: 4,5 х 3,3 х 4....

Цена:
530 руб

Термос Primus "TrailBreak EX Vacuum Bottle", цвет: оранжевый, 1 л
Термос Primus "TrailBreak EX Vacuum Bottle", цвет: оранжевый, 1 л
Термос из новой коллекции экспедиционных термосов шведской компании Primus. Его главные достоинства - надежность, эффективность, функциональность и стильный дизайн.
Термос сделан из высокопрочной нержавеющей стали (двустенный - вакуумная...

Цена:
4190 руб



2003 Copyright © «Parus.Peterlife.ru» Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Походы СПб, рафтинг, конные походы, детский туризм, рыбалка, туры, аренда коттеджей
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
  Яндекс цитирования Яндекс.Метрика